Проблемы золотодобычи в Украине — ювелирное обозрение страны и районы разработки месторождений

Вот только получить золотые россыпи им вряд ли удастся. Скорее всего, селянам передадут другие угодья

Добыча бобриковского золота в Антрацитовском районе имеет более чем вековою историю. Месторождение открыл геолог Яков Самойлов, исследуя Донецкий Кряж в 90-х годах прошлого столетия.

Тогда золотодобытчик Андрей Глебов скупил у местного помещика эти земли. Целью Глебова была добыча свинца для армии, под что царь выдал государственный кредит в два миллиона рублей.

За два года удалось сделать 200 наклонных скважин и добыть около тысячи тонн стратегического металла.

Глебов, опытный добытчик, понимал, что там, где есть свинец, может быть и золото. Началась разработка жилы, однако намыть удалось лишь восемь с лишним килограммов драгоценного металла. Жила оборвалась, а Глебов в скором времени трагически погиб.

По одной версии, он, так и не сумев пережить неудачу дела, в которое вложил столько сил и средств, бросился под поезд.

Другая, к которой склоняются историки, более прозаическая: Глебов стал жертвой несчастного случая на охоте, а его последователи не смогли распорядиться доставшимся добром и довели предприятие до разорения.

Впоследствии независимые эксперты из французской академии наук установили, что предприятие Глебова было вовсе не безнадежным. По их мнению, золотодобытчик стал банкротом потому, что, разрабатывая золотую жилу, слишком много вложил средств в наземные и нерентабельные строения.

В 30—40-е годы на Бобриковском месторождении вновь возобновляют добычу свинца. Но разработкам помешала война. После нее добыча металлов здесь была признана нерентабельной — по официальной версии.

По неофициальной — просто в те времена Москва не могла дать республикам почувствовать себя богаче центра. В этих краях до сих пор видны остатки заброшенных рудников, возле которых расплодилось множество ядовитых змей.

А ведь есть народная примета: там, где золото, — там всегда змеи.

Несколько лет назад здесь пытались сделать полигон для захоронения химических отходов украинских предприятий. Местные жители, протестующие против этого, говорили, что здесь залегает золотоносная руда, когда-нибудь начнут добывать золото, а ведь тогда придется могильник разгребать. К счастью, им удалось отстоять свою землю.

«Если бы удалось найти жилу, можно было шахты закрыть и жить великолепно»

Современная история золотодобычи на Луганщине началась несколько лет назад, когда геологи нашли здесь маленький золотой самородок — примерно два на три сантиметра.

  • — Вообще-то наши недра очень богаты, — говорит председатель Антрацитовского райсовета Алексей Гнилицкий. — Обнаружены перспективные залежи угля, можно добывать мрамор, не говоря уже о драгоценных и полиметаллах. Изначально инициатива по добыче золота принадлежала нам.
  • Район был заинтересован в создании рабочих мест, налоги, соответственно, отчислялись бы в местный бюджет. Мы собирались поставить небольшую установку, могли бы добывать в год примерно килограммов 15 драгметалла.
  • А затем за счет прибыли развивались, постепенно наращивая добычу, ведь здесь под ногами — миллионы.
  • Когда происходили геологические подвижки породы, золотоносная жила в земле разветвлялась, как дерево: «ствол» — основание, а на десятки километров вокруг по трещинам — своеобразная золотая «крона». Мы в шутку рассматривали такой вариант: если удастся найти такой «ствол», то можно землю не пахать, шахты закрыть и жить при этом просто великолепно.

Но лицензию на добычу получило луганское предприятие «Донецкий Кряж», которое, в свою очередь, привлекло к разработкам украинско-российский концерн, занимающийся добычей золота в Закарпатье.

«Здесь можно будет добывать и серебро, цинк, свинец»

— «Бобриково» по мировой классификации вообще не считается месторождением, — утверждает генеральный директор украинско-российского концерна Анатолий Кирпач. — Настоящее месторождение должно давать как минимум пять тонн золота в год.

То, что в Бобриково, называется рудопроявлением. Тем не менее Бобриково занимает центральное место по выработке золотодобычи в Украине. Дело в том, что первоначальная партия руды показала: золота здесь куда больше, нежели предполагалось.

До конца этого года мы планируем добыть 50 килограммов золота, а в следующем — уже тонну.

Сейчас планируем получать немногим более 5 граммов чистого золота с каждой тонны руды. И такими темпами мы сможем работать здесь еще лет семь. Задействовано уже пять украинских предприятий по добыче и переработке золота. Причем здесь можно будет добывать не только золото, но и серебро, а также цинк и свинец.

Но там, где начинает блестеть «дьявольский» металл, — всегда возникают проблемы. Первым камнем раздора для золотоискателей стала сама земля.

  • — По лицензии «Донецкий Кряж» имеет право разрабатывать лишь тридцать сотых гектара, — рассказывает Алексей Гнилицкий. — Однако, идя по жиле, рабочие вышли на территорию уже другой геологической организации, которая первой здесь приступила к изысканиям.
  • Кроме того, месторождение расположено на территории так называемых пастбищ коренного улучшения, подлежащих распаевке между сельчанами, так как в свое время эти пастбища (примерно 30 гектаров) были учтены в земельных паях и сейчас находятся в ведении местной агрофирмы. К счастью, паи пока еще не переданы в собственность сельчан. Согласно закону, земельные участки еще можно обменять на другие — из резервного фонда района.
  • Необходимо, чтобы эти земли остались собственностью государства, дабы потом не тратить казенные деньги на их выкуп у местных жителей. Ведь люди задешево «золотые» земли не уступят, действуя по принципу «добро нужно самому». А кто-то и сам рискнет мыть здесь золото.
  • Удивительно: в то время, как в шахтерских краях люди на мусорниках собирают ржавые железки и сдают их в металлолом, под ногами лежит золото.
  • Правда, по словам Алексея Гнилицкого, об этом знают лишь геологи, которые, естественно, не признаются, где проходит золотая жила. Издавна ходят слухи о нескольких «буграх, где должно быть золото», но их название ни о чем не говорит современным жителям.

Да кто знает, а вдруг через некоторое время на Луганщине все ринутся вымывать, выветривать и вытравливать из земли золотоносную руду?

У Анатолия Кирпача другая точка зрения: «Охрана руднику не нужна, ведь золото можно добывать только из окисленных золотых руд. Единственное место, где смогут это сделать, — Днепродзержинск. В перспективе планируется смонтировать на месте установку предварительной переработки руды, чтобы сократить транспортные расходы. Но до окончательного результата — золота — все равно будет далеко».

«Одна из машин, перевозящих руду, покатилась прямо на детей»

Тем не менее земельные проблемы — не единственные в этой «золотой» истории. Как только речь заходит о разработки недр, сразу же возникают вопросы об охране окружающей среды.

— На мой взгляд, в первую очередь должны быть учтены территориальные интересы, — убежден Алексей Гнилицкий. — В породе есть свинец, цинк, кадмий, мышьяк. Раз обнаружено, что содержание золота выше проектного, то и сопутствующих химических элементов будет тоже больше. А очистные сооружения, которые предусмотрены в проекте, нас никоим образом не устраивают.

В памяти у народа еще не стерлись недавнее отравление цианидами реки Тисы в Закарпатье из-за румынских золотодобытчиков. Пока работы у нас ведутся карьерным способом, однако окисленная золотая руда здесь залегает на глубинах до 50 метров. Значит, начнут буровзрывные работы. И это настораживает местных жителей, они настроены к золотодобытчикам весьма агрессивно.

Кроме того, проект до сих пор не согласован со всеми необходимыми инстанциями. Работы ведутся в нескольких сотнях метров от поселка без соблюдения элементарных правил техники безопасности. Месяц назад одна из машин, занятых на перевозке руды, покатилась прямо на играющих неподалеку детей.

Местная прокуратура, которая, как и положено инстанции, осуществляющей надзор за законностью, заняла такую позицию: раз деятельность «золотодобытчиков» не согласована с инстанциями, то она должна быть районной властью приостановлена, в противном случае накажут руководителей района.

«Никто из добытчиков не рискнул прикоснуться к первому слитку украинского золота»

— Я понимаю, что это дело государственное и нужное, но нет у нас в него веры. Промышленники делают все с нарушениями законодательства, — считает председатель местного сельсовета Наталья Чуприна.

— В Бобриково есть аварийный мост, по которому даже автобусу со школьниками запрещено ездить. А карьерные большегрузные машины возят руду.

Во время паводков речка сильно разливается, и если мост разрушится, то фактически два села будут отрезаны от мира.

Плюс ко всему и дорогу многотонные самосвалы уже разбили. Улица, по которой они ездят, не очень широкая, а вдоль нее стоят постройки где-то 50—60 годов. Стены в домах пошли трещинами, в квартирах все покрывается пылью.

Золотодобытчики же настроены более оптимистически.

За минувшие дни их проект прошел согласование практически во всех основных инстанциях, областная администрация подписала протокол, в соответствии с которым на разработки дается «зеленый свет» при полной поддержке местных властей. Проект нового моста уже заказан, заключен договор с Облавтодором на прокладку благоустроенной дороги. Как шутит Кирпач, здесь будет настоящий Крещатик.

А пока промышленники своими силами начали восстанавливать сельские трассы, отремонтировали дорогу, ведущую к местному кладбищу, хотя машины с рудой здесь не ездят. Анатолия Кирпача поразил тот факт, что в распутицу похоронным процессиям приходится пробираться к кладбищу по колено в грязи.

В списке первоочередных задач — установка памятника в этих краях первому местному золотодобытчику Андрею Глебову. Предусмотрено даже, что примерно через два года на месте образовавшегося карьера разольется озеро с чистейшей питьевой водой — по словам геологов, можно будет даже форель разводить.

А вокруг разбить парк и назвать его «Золотым».

Читайте также:  Белое золото: дороже ли обычного и факторы цены, в чем преимущества и недостатки этого драгметалла

У местных жителей слово «золото» уже не вызывает никакого трепета — слишком много проблем возникает из-за этого «дьявольского» металла. Да и золотоискатели считают плохой приметой носить на себе золотые украшения.

Когда был получен первый слиток украинского золота из Саулякского месторождения (Закарпатская область), хранящийся теперь в музее Нацбанка, никто из добытчиков так и не рискнул к нему прикоснуться. А Анатолий Кирпач признался, что его дом в Закарпатье местные священники обходят стороной, считая его за связь с золотом язычником…

Источник: http://fakty.ua/104305-zolotonosnaya-zemlya-donbassa-uzhe-razdelena-na-pai-i-mozhet-okazatsya-v-rukah-krestyan

В украине стартовала третья «золотая лихорадка». быть беде

Золото в Украине, конечно, есть. Но дураков и жулья куда больше. Уже стало недоброй приметой: каждая новая украинская власть начинает с «золотой лихорадки». Завершает банкротством.

«Ура!» — в который раз… «Украинцы будут иметь собственное золото. Национальный банк создаст слитки из драгоценного металла собственной добычи уже в 2014 году.

Депутаты уже позаботились о том, чтобы регулятор имел юридическое право добывать ресурс…» — этот и прочий, ему подобный популистский бред вовсю тиражируется провластными украинскими СМИ.

Что кроется за очередной «золотой лихорадкой» в Украине?

«Депутаты позаботились» — одно это уже должно насторожить здравомыслящего человека. А уж если, как пишут, «разработали специальный законопроект…» — то явная афера.

Нацбанк намерен наполнять золотовалютные резервы золотом собственной добычи, которое должно частично заменить в его фондах американский доллар. Для разработки золотых месторождений банк взял на свой баланс специализированное предприятие «Пивничгеология».

Излишки золота будут продавать населению и использовать для изготовления инвестиционных монет. Так решило правление НБУ на своем заседании 15 ноября 2011 года.

Заместитель председателя НБУ Юрий Колобов сообщил, что начнется разработка 6 золотоносных месторождений в разных регионах Украины.

Итак, Нацбанк в лице его главы Сергея Арбузова возьмется добывать собственное, украинское золото. Уже есть и подсчеты безымянных экспертов: «…

только с Клинцовского месторождения можно получить 30 тонн золота. А это — более полутора миллиардов долларов. Слитки пойдут на пополнение золотовалютных резервов НБУ.

Добывать металл будет специально созданное предприятие, подчиненное Нацбанку». Легко и просто.

Но почему наладить золотодобычу в Украине не удавалось ни при Президентах Леониде Кучме, ни при Викторе Ющенко?

Золото в Украине есть. И его немало. По статистике Госкомгеологии, всего в Украине разведано 236 рудопроявлений драгоценного металла, из которых 10 — месторождения с запасами каждого в размере 80-135 тонн.

Прогноз суммарных запасов золота в Украине- 3200 тонн.

Наиболее перспективные месторождения: Мужиевское, Сауляк (Закарпатье), Юрьевское (Кировоградская область), Балка Широкая, Золотая Балка, Сергеевское (Днепропетровская область), Клинцовское и Майское месторождения.

С приобретением Украиной независимости добыча собственного, украинского золота стала делом не сколько экономики, сколько международного престижа. Еще бы: мы не только строим самолеты и ракеты, но и «моем» собственное золото.

Но первый украинский золотой слиток был «намыт» из золотосодержащих деталей стратегических межконтинентальных ракет, снятых с боевого дежурства и утилизированных на «Южмаше» в первой половине 90-х.

Кончились ракеты — кончилась и «золотодобыча».

В 1996 году была зарегистрирована компания «Укрзолото», которая и должна была добывать драгоценный металл.

Но в результате аппаратных игр (за которыми, возможно, стояли российские спецслужбы), первая украинская госкомпания по добыче золота не получила должного финансирования.

И через год и два месяца была ликвидирована. Хотя что можно было сделать за 14 месяцев и четырех комплексных проверках компании?..

Зато уже через несколько месяцев к золотодобыче приступила Государственная акционерная компания (ГАК) «Украинские Полиметаллы» (руководитель Александр Притыка). В уставный фонд компании была передана вся геологическая информация о золотоносных месторождениях Украины.

А Фонд госимущества передал в уставный фонд компании госпакеты акций горно-обогатительных комбинатов: Полтавского (35,86% уставного фонда), Орджоникидзевского (26%), Марганецкого (26,08%) и «Укрцинка»; имущество государственных Иршанского и Вольногорского горно-обогатительных комбинатов, киевского ювелирного завода «Изумруд», Львовского ювелирного завода, винницкого «Кристалла», калушского «Шахтостроя».

  • Это уже после «оранжевой революции» стало известно, что фактически всем этим добром управляла и получала сверхприбыли так называемая «лужниковская ОПГ» из России и патронирующий ее интересы в Украине Виктор Медведчук.
  • Которые фактически распоряжались всеми перечисленными активами, расставив на ключевые посты в ГАК «Украинские полиметаллы» свой менеджмент, ведший двойную бухгалтерию — для государства и «хозяев».
  • (Кстати, один из этих менеджеров — сегодня народный депутат Украины Кирилл Куликов)
  • С самого момента основания ГАК «Полиметаллы» добыча золота являлась лишь прикрытием для кучки российских и пророссийских криминальных дельцов, активно эксплуатировавших ГОКи, мощности по гранению алмазов и добыче янтаря и т.д. При этом — в конспиративных целях — руководство «Полиметаллов» разглагольствовало о перспективах золотого промысла в Украине.
  • «Украинские полиметаллы» в 2000 году не планирует экспортировать добываемое в Украине золото, сообщил журналистам председатель правления ГАК Александр Притыка. «Пока перспектив экспорта золота нет, и в ближайший год мы этого не планируем», — сказал он. По словам А.
  • Притыки, о выходе на внешние рынки можно будет говорить тогда, когда объем добычи золота в Украине, условно говоря, достигнет 10 тонн в год. В 2000 году, напомнил председатель правления ГАК, планируется добыть тонну украинского золота…»(«Интерфакс«, 12.01.2000г.).
  • Но первый 12-килограммовый слиток украинского золота, официально и с помпой переданный в Нацбанк в декабре 1999 года, был якобы произведен на Мужиевском месторождении и аффинирован в Днепропетровске.

Правда, в СМИ появилась информация, что золото для этого, якобы «фуфлыжного», слитка имело «ракетно-ломовое» происхождение. А сама акция была придумана хитрыми «лужниковскими» и В.Медведчуком, чтобы «потрафить» Президенту Л.Кучме.

Который после этого всячески благоприятствовал «золотодобытчикам», под прикрытием «отечественной золотодобычи» делавшим огромные деньги совсем на другом. И для себя.

12 килограммов… В 1999 году золотой резерв Украины составлял 4 416 килограмма золота общей — на тот момент — стоимостью $45,1 миллиона. При этом потребности украинской ювелирной промышленности в тот год составили 5,5 тонн, а приборостроения и электротехнической промышленности — 6 тонн.

Всего «Полиметаллы» в 1999 году добыли 23,8 килограмма золота, в 2000-м — 134,8 (вместо обещанной тонны), 2001-м — 69,2, 2002-м — 18 клограммов. Версия «лужниковского» менеджмента «Полиметаллов», причина падения добычи золота крылась в… недостаточном финансировании. При этом эксплуатация государственных предприятий приносила персонально «крышевателям» аферы сотни миллионов долларов.

Не была даже построена вторая очередь Мужиевского рудника, что могло вывести золотодобычу на получение от 250 до 300 килограммов золота в год. В то время, как российский бизнес и его криминальные партнеры в Украине наживалсь, государство становилось посмешищем на международной арене. Государственная программа «Золото Украины» приказала долго жить. Как и президентство Л.Кучмы.

Контроль над ГОКами у «лужниковских» был отобран лишь в конце 2004 года.

После принятия президентской присяги за золотодобычу взялся Виктор Ющенко. Впрочем, как и за все остальное…

Был издан Указ Президента «Об организационном обеспечении развития золотодобывающей отрасли, производства и использования редких металлов и драгоценных камней» под грифом «для служебного пользования». Что было в том Указе, так и не стало известно.

Но на практике ничего для отечественной золотодобычи сделано так и не было. Поскольку ничего не было сделано и во всех остальных государственных сферах, избиратели указали Виктору Ющенко на дверь.

И вот мы наблюдаем третью попытку реанимации «золотой программы» Украины.

Да, Украина может войти в пул золотодобывающих государств мира. Да, мы можем добывать больше тонны золота в год, и об этом не раз говорили эксперты. Но эта добыча подразумевает огромные инвестиции, в первые годы добычи существенно перекрывающие прибыль от получаемого золота.

  • Есть и еще один аспект золотодобычи, о котором не принято говорить с экранов телевидения: огромный вред, наносимый экологии. Особенно в условиях золотодобычи «трудного» украинского золота.
  • Дело в том, что в Украине нет золота, которое можно добывать промыванием, как в той же Сибири.
  • «Наше» золото из золотоносной породы золото можно извлечь или амальгамированием, или хлорированием, или цианидным способом.
  • А это — отравление смертельно опасными ядами окружающей среды.
  • Некоторые эксперты утверждали, что опасность использования таких технологий в густонаселенной местности и стала причиной отказа советского руководства от золотодобычи в Украине во времена СССР.
  • Вот и экологи Национального экологического центра Украины предупреждают: ущерб для окружающей среды от добычи и обогащения золотой руды могут быть большими, чем выгода НБУ.
  • Золотодобыча — это серьезно. И это — ход государственной важности. И хотя бы поэтому власти нужно перестать откровенно «забалтывать» сам вопрос и проблемы, с ним связанные.

Где хладнокровный расчет, с цифрами на руках — «Украине это выгодно, потому что…»? Где реальная государственная программа создания золотодобывающей отрасли? Где компетентные оценки и прогнозы государственных и привлеченных частных экспертов? Нет ничего — одно «блатование».

Минувшие 15 лет научили: очередная болтовня об «украинском золоте» — прекрасная ширма для очередных махинаций «пацанов у власти» с активами государства. Разве было иначе?

Источник: http://argumentua.com/stati/v-ukraine-startovala-tretya-zolotaya-likhoradka-byt-bede

Секретные рудники | Контракты №20 2007 г

Какую технологию вы используете для добычи золота?

— У нас рудное золото, коренное содержится в коренных породах. Чтобы добыть металл из руды, используем метод гравитации — под струей воды тяжелые минералы оседают, легкие уносятся. Так происходит обогащение.

Делит ли ваша компания добытое золото с государством?

— Государство у нас насильно ничего не забирает, но все добытое золото мы продаем государственной сокровищнице. Поставляем нестандартные слитки в виде усеченных конусов массой около 3 кг. Для их выплавки используются специальные формы.

Вы можете продавать металл на сторону?

— Согласно учредительным документам, в первую очередь мы должны предложить золото сокровищнице, но при этом имеем право выставить свои условия — объемы продаваемого золота и его цену. Если ведомство отказывается работать на наших условиях, можем продавать металл кому угодно.

Но у нас пока нет опыта продаж на сторону: нам удобно работать с сокровищницей — мы обязательны в поставках, они обязательны в расчетах. И цены, по которым госсокровищница готова покупать наш металл, вполне приемлемы, привязаны к мировым. Сокровищница покупает у нас золото примерно на 1,5 грн (за грамм) дешевле мировых цен.

Это расходы на переплавку металла в стандартные слитки.

Сколько золота добывает ваша компания?

— Это закрытая тема. Скажу лишь, что кроме нас в Украине легально золото никто не добывает.

Можно ли добывать золото в Украине в промышленных масштабах?

Читайте также:  Пробы золота в СССР - как выглядит клеймо на золотых изделиях и классификация по метрическому значению

— Теоретически — можно. В нашей стране немало залежей металла: в Закарпатье есть несколько месторождений, есть запасы в Донбассе (Бобриковское месторождение), в Центральной Украине (на Украинском щите) шесть полуразведанных объектов, но я думаю, месторождений там гораздо больше.

Золотые рудники небольшие, их можно эксплуатировать без особого вреда для экологии в отличие, к примеру, от добычи железной руды. Но для промышленной добычи нужны деньги, то есть инвесторы. Пока вопрос привлечения инвесторов решается на уровне Кабмина.

Решения о добыче и разведке принимаем не мы, а компания «Украинские полиметаллы» (находится в управлении Минпромполитики. — Прим. Контрактов).

Нужны ли иностранные инвестиции в золотодобычу?

— Инвестиции нужны в целом. А иностранные или наши — все равно как отрасли, так и мне лично. Я никогда не слышал, чтобы кто-то из инвесторов претендовал на золото. Инвестор получает долю прибыли от продажи металла (если она есть) в соответствии с размером пакета акций.

У нашей компании иностранный инвестор — компания Zakar Resourses, которая владеет 6,33% в Закарпатполиметаллах. Сейчас они отказались финансировать проект из-за отсутствия гарантий на будущее.

С одной стороны, я их понимаю — не имея контрольного пакета, инвестор (ни украинский, ни иностранный) не будет вкладывать деньги.

Но, с другой стороны, разговоры вроде «вы мне пообещайте контрольный пакет акций, тогда буду финансировать» похожи на шантаж.

Сколько ваш инвестор уже вложил в проект?

— Несколько миллионов гривен. Точную цифру назвать не могу, это коммерческая тайна.

Какова рентабельность добычи золота у вашей компании?

— Показатель рентабельности не назову, но он позволят нам жить за собственный счет. На протяжении двух последних лет мы не останавливали производство. Но сейчас простаиваем: нормальные руды закончились, а горные капитальные работы вести не можем из-за отсутствия средств.

Сколько нужно для возобновления производства?

— Для реанимации, выхода на прежний уровень добычи понадобится 6,5 млн грн. Потом мы сможем сами себя окупать, но отдельно нужны средства для горно-капитальных работ.

У нас в хранилище осталось довольно много металла в «хвостах». Организовав повторную переработку, этот металл можно будет недорого превратить в товар.

Однако для этого надо построить фабрику с новыми технологиями, все равно нужны вложения, хотя и меньшие.

Каковы специфические сложности в этом бизнесе?

— Огромное значение имеет везение. Первоначальная разведка показывает лишь статистическое количество золота в данном объеме горной массы. А доразведка может показать, что там золота или вдвое больше, или меньше, чем ожидалось. Случается, что в объеме горной массы размером с большую комнату содержится полкило золота на тонну, а при разведке этого не видно.

Где вы находите специалистов?

— Воспитываем сами. У нас в стране готовых специалистов не осталось. Первое время у компании были кадровые проблемы — не хватало времени для подготовки знающих людей.

Сколько штатных сотрудников в компании?

— Полгода назад было 400 человек, сейчас производство остановилось — осталось примерно 340.

Были случаи, когда работники выносили с собой золото?

— У нас золото очень мелкое. В руде довольно много глины. Этих золотинок никто никогда не видел.

Выносить можно только с фабрики, где происходит обогащение, но у нас столько мер защиты, что воровство практически исключено. Охрана следит, всюду стоят телекамеры — лишнего движения рукой не сделаешь.

К тому же все время идет учет баланса, строго контролируется, сколько золота попало в процесс, сколько вышло.

Источник: http://archive.kontrakty.ua/gc/2007/20/18-farbi-shou.html

Золото Днепропетровска: где обитает и почему не добывается

В будущем году исполнится 110 лет, как в канадском регионе Клондайк было обнаружено золото, в результате чего мир второй раз заболел золотой лихорадкой. Ну а первый приступ случился почти полувеком ранее, когда движимые мечтой разбогатеть тысячи людей ринулись в Калифорнию.

Как обстоят дела с добычей золота в Украине и, в частности, в Днепропетровском регионе? Об этом корреспонденту «Зори» рассказал советник генерального директора казенного предприятия «Южукргеология» Николай Козарь.

Золото у нас имеется в достаточно приличном количестве. В принципе, даже в отсутствие каких-либо данных о запасах золота в украинских недрах это можно было предположить, исходя из геологического строения Украинского кристаллического щита (проходит через Центральную Украину с запада на восток, в том числе на территории Днепропетровской области).

Поиск золоторудных объектов активно начался в 60-е годы. Украинский кристаллический щит, в котором и «располагается» золото, практически на всем своем протяжении перекрыт мощными осадочными образованиями толщиной от 40 до 250 метров.

Единственным методом получения информации о расположении золотоносных объектов, запасов золота, были результаты геофизических исследований и бурение скважин.

Тогда предприятие имело мощную техническую базу, в нем работало более семи тысяч человек, и мы пусть не семимильными шагами, но, как тогда казалось, уверенно шли к цели.

В результате многолетней работы было определено несколько объектов, разведка которых уж точно бы доказала выгодность их промышленной разработки. На территории Днепропетровской области такими объектами стали Балки Золотая и Сергеевское в Солонянском районе и Балка Широкая в Никопольском.

Убежденные в экономической перспективности освоения этих месторождений, мы попытались «обратить в нашу веру» союзное Министерство геологии и охраны недр. Однако нам ответили, что золота хватает и на Дальнем Востоке, и в Средней Азии. «Занимайтесь, чем занимались, — марганцем, железом», — услышали мы.

  • В декабре 1993 года появилось постановление Кабинета Министров «О разведке месторождений золота на Украинском щите». До 1997 года на пяти месторождениях Украинского щита (территории Днепропетровской и Кировоградской областей) было пробурено 856 скважин. Это почти 300 погонных километров керна!
  • Но из-за нехватки денег работы прекратились. А как все замечательно начиналось! В 1996 году была принята государственная программа «Золото Украины», рассчитанная на 10 лет.
  • Предполагалось, что шесть украинских месторождений золота (большие надежды возлагались на уже разведанное Мужиевское месторождение в Карпатах) смогут «выдавать на-гора» до 25 тонн золота, приблизительно 4000 килограммов каждое.
  • Созданная специально под программу компания «Укрзолото» с частичным канадским капиталом получила лицензии на разработку пяти месторождений Украинского щита, заключила договор с «Южукргеологией» на выполнение геологоразведочных работ на Сергеевском месторождении. Но в октябре 1997 года компания была ликвидирована. Почему? В Киеве сменилась власть.
  • То, что происходило дальше, постепенно ввергло в глубокую депрессию геологическую отрасль страны. Впрочем, в конце 90-х Украина еще не оставила попыток добычи золота. В марте 1998 года была создана государственная акционерная компания «Украинские полиметаллы» с частным капиталом, которая «покрыла» все золотые месторождения Украины, но до масштабной разработки так дело и не дошло.

На Мужиевском месторождении было добыто около 150 килограммов золота. На этом «государственная золотая лихорадка» в нашей стране и завершилась. В результате передачи Кабмином в пользование компании «Украинские полиметаллы» золоторудных месторождений никто не мог получить лицензию на их разработку вплоть до последнего времени.

В 2012 году было принято постановление Кабмина о передаче всех золоторудных месторождений, за исключением Сергеевского, Национальному банку Украины! Правительство, видимо, посчитало, что недра тоже имеют право считаться банковской ячейкой, где можно хранить золото.

В Нацбанке была создана соответствующая структура, однако подземные сокровища недолго хранились под крылом Нацбанка.

В 2014 году постановление было аннулировано, и месторождения вернулись туда, где они и должны находиться, — в ведении Государственной геологической службы Украины.

Создание базы золотодобывающей отрасли требует времени. Несколько лет — на разведку и утверждение запасов, проектирование займет до полутора лет, строительство шахты длится два-три года. Однако все технико-экономические расчеты говорят о рентабельности добычи золота на днепропетровских месторождениях.

Посчитаем: среднее содержание золота составляет 5—6 граммов на тонну, цена грамма золота — 36 долларов, это значит 180 долларов в тонне. Учитывая, что себестоимость добычи одной тонны — 27 долларов, обогащения — 12 и транспортировки — семь, получается 134 доллара чистой прибыли.

Источник: https://dp.vgorode.ua/news/sobytyia/268474-zoloto-dnepropetrovska-hde-obytaet-y-pochemu-ne-dobyvaetsia

Ищите золото. На добыче золота в Украине можно заработать $10-15 м

На добыче золота в Украине можно заработать $10-15 млн, считает Борис Малюк, заведующий сектором мониторинга минерально-сырьевой базы Украины Государственного геологоразведочного института

Сколько золота можно добыть на украинских месторождениях?

— Три объекта в Среднем Приднепровье — Балка Золотая, Сергеевское и Балка Широкая — содержат по 70-80 тонн золота, и руды в них богатые.

Дело в том, что объект, который предлагается для освоения, должен пройти через госкомиссию по запасам. В этих месторождениях запасы уже подсчитаны и утверждены госкомиссией.

По результатам доразведки запасы корректируются — одно дело провести оценку, пробурив несколько скважин, а другое — построить шахту или карьер.

Какой способ добычи уместен в Украине?

— В Украине, имеющей опыт разработки очень глубоких карьеров в Кривом Роге, добыча открытым способом не проблема. Но золото — это не железные руды, в которых 40% полезного компонента. В тонне породы содержится лишь несколько граммов желтого металла. Отвалы при использовании карьерного способа добычи будут вдвое больше, чем при подземной разработке.

С другой стороны, при добыче в шахтах расходы увеличиваются на порядок, но таким способом разрабатываются исключительно богатые руды, а в карьерах, если судить по Западной Африке, добываются руды с очень низким содержанием золота — 2-3 грамма на тонну. На Мужиевском месторождении в тонне коренных руд содержится 5-7 граммов золота. Это стандартное количество для подземного способа добычи.

Как определить уровень рентабельности проектов?

Читайте также:  Преимущества и недостатки обручальных колец из палладия - все о выборе изделия из драгоценного металла

— С помощью простой DCF-модели. Инвестор просчитывает доходы и расходы на 10-15 лет (примерный срок разработки среднего месторождения золота с добычей 10-50 тонн в год) и получает внутреннюю норму прибыли. Для горнорудных проектов эта норма должна быть не ниже 15%.

В Украине добыча золота может быть прибыльной?

— На хорошую прибыль реально выйти, если в течение 10 лет добывать по 8 тонн ежегодно.

Правда, вопрос: кто этим будет заниматься? Вряд ли инвестором сможет выступить государство — доходы по государственным меркам небольшие.

В результате полной реализации проекта по добыче золота в Украине можно получить примерно $10-15 млн — это уровень доходов (и, соответственно, затрат) небольшой частной компании.

Почему аукционы по продаже месторождений до сих пор не состоялись?

— Видимо, наше руководство никак не может определиться, кому все-таки эти объекты предпочтительнее отдавать — отечественным или иностранным инвесторам. Мне кажется, что эти месторождения — плод деятельности украинских геологов. Я говорю об объектах, которые подготовлены для добычи, их лучше отдать украинским компаниям.

Иностранцам имеет смысл предлагать еще неразведанные залежи, они смогут инвестировать в разведку, привлекать наших специалистов. Западные акционерные компании — это, как правило, совет директоров из 5-6 человек плюс 2-3 штатных сотрудника.

Естественно, совет директоров не будет ни бурить, ни канавы рыть, ни траншеи копать, ни с компасом ходить — под эти работы нанимается местный персонал. Так поступают, к примеру, компании в Западной Африке.

  • Тем более что советская геологическая школа 100 очков даст вперед любой канадской и австралийской. Потому что на Западе специалистов учат: существует финансовый риск — человек рискует только деньгами, и не всегда своими.
  • А нас готовили по-другому: если дело шло вразрез с первоначальными планами, геологи часто рисковали личной свободой, а то и головой. Как вы понимаете, этот фактор посерьезнее любых денег.
  • Интересуются ли отечественные бизнесмены золотодобычей?
  • — Скорее теоретически, на перспективу. Наши бизнесмены пока больше заинтересованы в сырьевых проектах с быстрой отдачей, традиционных для Украины, — нефть, газ, уголь, железные руды. Иностранных компаний, желающих добывать золото в Украине, очень много.
  • Однако они, похоже, с трудом себе представляют, что их ожидает в нашей стране. Их надо всему учить, объяснять, что на каждое движение следует получить разрешение, показывать, где находятся десятки учреждений, дающих добро.

Иностранцам, которые к нам приезжали, казалось, что все просто. Они полагали, что достаточно заплатить определенную сумму за соответствующую лицензию и откроются все возможности.

Но, во-первых, они смутно представляли размер этих сумм, во-вторых, я не знаю, где они брали материалы. Им казалось, что у нас открытый способ добычи и другое качество руд.

Почему иностранцы, владеющие месторождением Сауляк, хотят его продать?

— Строго говоря, компания Eurogold владеет не месторождением, а правами на его разведку. В этом году у нее закончился срок действия лицензии. Компания получала разрешение на разведку, когда действовала совсем другая схема выдачи таких документов — до аукционов.

То есть они получили участок при одном законодательстве, а сейчас действует другое. Чтобы продлить разрешение, Eurogold должна пройти через аукцион. И эти люди понимают, что, участвуя в аукционе, могут участок потерять, его просто могут перекупить.

А механически продлить разрешение нельзя.

Почему британская компания Oxus Gold, которая вела переговоры по поводу месторождения, внезапно отказалась от покупки?

  • — Oxus Gold, насколько мне известно, просто купила Eurogold. По официальному сообщению, Oxus Gold приобрела 20% акций Eurogold, но мне они говорили, что купили компанию целиком. Представители Oxus у нас уже побывали в этом году, у них даже договор о конфиденциальности был подписан с министерством.
  • На какой стадии разведочных работ находится Сауляк?
  • — Месторождение разведано, запасы подсчитаны — там обнаружено два рудных тела, но они пока не подготовлены к эксплуатации. Есть еще стадия подготовки. Это даже не обустройство карьера или шахты, имеется в виду дополнительная разведка. На этой стадии на порядок выше объем капиталовложений.
  • Сколько времени занимает подготовительная стадия?
  • — Со стадии, когда запасы подсчитаны, до ввода в эксплуатацию проходит в среднем два с половиной года. Все зависит от местных факторов, наличия финансов плюс компании требуется провести эмиссию акций.
  • В Африке разведка
  • Где расположены крупнейшие месторождения золота?

— Самый крупный производитель золота в мире — Южная Африка, хотя ее показатели по добыче сокращаются. На втором месте — Австралия, за ней идут Канада, Перу и Мексика. Еще одна группа золотоносных стран находится на севере от Австралии: Индонезия и Папуа — Новая Гвинея. И, конечно, территория бывшего СССР, в частности, Россия и Узбекистан.

Причем в Узбекистане добывают золото в одном, но гигантском по масштабам месторождении Мурунтау. Очень сильно подвинулся Китай, он приближается к Южной Африке с добычей 250-300 тонн в год. Это официальные данные — старатели были и будут всегда.

Кроме учтенного статистикой золота, есть и неучтенное, но его количество не превышает 10% от официальных объемов.

Компании-золотодобытчики — это локальные компании, государственные или крупные корпорации?

— Мы недавно проанализировали развитие добычи золота в Западной Африке, рассмотрели девять стран, в которых есть месторождения и рудопроявления золота, а также работу 44 компаний, ведущих поиски, разведку и добычу золота в регионе. Территория Западной Африки сравнима с Украиной. Геологические различия, конечно, есть, но центральная часть нашей страны — так называемый Украинский щит — имеет много сходных черт с Западной Африкой.

Пример Западной Африки показателен: за последние 20 лет только в Гане добыча золота увеличилась в шесть раз. В 80-х годах в стране ежегодно добывали около 10 тонн золота, сейчас — 70 тонн. А объем инвестиций иностранных компаний, которые там работают, насчитывает около $2,5 млрд в год.

  • О местных субъектах предпринимательства на международных биржах информации нет. По нашим расчетам, на их долю приходится от силы 10% добычи в регионе. Так, в Мали учтенные нами компании добывают 47 тонн золота в год, а местные — около 3 тонн в год, или 6% от всей добычи. Но этих старателей огромное количество и, судя по отчетам компаний, они — люди бедные.
  • Наши исследования показали: из 1400 мировых компаний горнодобывающего профиля, в том числе специализирующихся на золоте, добычу ведут лишь 16%. Остальные занимаются поисками и разведкой.
  • Нередко бывает, что сумма потраченных на поиск средств приближается к величине акционерного капитала разведчика. Правда, банкротство таких компаний — редкое явление: неудачливые поисковики обычно находят покупателя на проекты.
  • Покупателями становятся крупные компании, они завершают проект и приступают к добыче. В Украине подобные сделки запрещены законом, но в других странах происходят сплошь и рядом.
  • А сама по себе разведка новых объектов может быть кому-то интересна?
  • — Разведывательный бизнес — весьма процветающая часть мирового минерально-сырьевого комплекса. Те самые 84% компаний, так и не приступивших к добыче, — это как раз игроки, которым интересна разведка новых объектов. Да, их активы и расходы в среднем на порядок ниже показателей добывающих компаний. Но в сумме это почти $3 млрд годовых расходов и более $10 млрд активов.

Смысл разведывательного бизнеса — создание добавочной стоимости. Компания получает поисковый проект по цене, скажем, в $1 млн и финансирует проведение геологоразведочных работ, которые существенно повышают степень геологической изученности проекта. В итоге растет стоимость проекта на выходе, иногда в десятки раз.

Судите сами: разрешение на геологическое изучение недр (поиски и разведка) дается на срок до 5 лет. Предположим, что речь идет о 10 проектах (разрешениях), которые получат 10 иностранных компаний.

Каждая из них в год будет тратить условно $1 млн — может, меньше, но обычно инвестируют больше. За год экономика Украины получит $10 млн, за пять лет — $50 млн. Последняя цифра равносильна добыче примерно 3 тонн золота.

Но ведь на самом деле ни грамма золота из недр никуда не денется, за исключением тех граммов, которые будут изъяты в процессе опробования для аналитических исследований. Между тем деньги инвесторов будут потрачены в Украине.

К тому же государство получит дополнительную геологическую информацию по 10 проектам, которую иначе пришлось бы добывать самим, в том числе и за счет бюджета.

Захотят иностранцы свои проекты продать дороже, чем стоит разрешение на аукционе, — прекрасно, главное — чтобы государство с такой операции тоже получило определенный процент.

А со следующей компанией, которая вознамерится объекты разрабатывать (а это разрешение сроком до 20 лет), уже можно будет иначе договариваться, оговаривая долю государства, через договоры о разделе продукции, через совместные предприятия и т. д.

Источник: http://4vlada.net/politika-i-biznes/ishchite-zoloto-na-dobyche-zolota-v-ukraine-mozhno-zarabotat-10-15-m

Ссылка на основную публикацию